ТРИГОН: Шпионы растворяются в ночи - AntiTerror.One

В продолжение публикации материалов о Марте Петерсон предлагаем вашему вниманию статью, размещенную на официальном сайте Центрального разведывательного управления США - не часто удается увидеть одну боевую, а тем более разведывательную операцию, с двух сторон.

Советские люди в 80-е годы полагали, что сами перестраивают свою страну, впитывая и применяя все "лучшее", что есть на западе. В конечном итоге мы пришли к тяжелейшим последствиям 90-х, связанным с развалом СССР,. Теперь маски сброшены, и то, что мы считали нашей доброй волей, ЦРУ, в том числе в этой статье, прямо называет своей "ПОБЕДОЙ". 


22 июня 1977 года, Александр огородник покончил с собой при помощи таблетки, которой его снабдило ЦРУ, после того, как КГБ арестовал его на основании информации, изначально предоставленной кротом КГБ в Агентстве. Всего тремя неделями позже офицер ЦРУ Марта (Марти) Петерсон, не будучи осведомленной о  смерти Александра, попала в засаду и была захвачена КГБ при закладке тайника в Москве.

Улицы Москвы стали одними из самых важных и опасных полей сражений холодной войны. Американские офицеры разведки, такие как Марти работали с активами, такими как Александр, находящимися в тени, с целью тайного сбора советских секретов. Советы, в свою очередь, внимательно наблюдали за всеми иностранцами и собственными гражданами на предмет признаков шпионажа.

Хотя история Тригона закончилась трагически, разведданные, которые предоставил Александр, дали американским политикам ценную информацию о советских внешнеполитических планах и намерениях. Это была внутренняя информация из разряда той, которая в конечном итоге помогла нам победить в холодной войне.

Вербовка шпиона:

Александр огородник был чиновником среднего звена в советском Министерстве иностранных дел (МИД) направленным в Латинскую Америку, и имел доступ к информации о советских намерениях в регионе. Он наслаждался своей жизнью в Латинской Америке и ему не нравился Советский строй, который он находил угнетающим.

Разведданные, которые предоставил Александр, дали американским политикам ценную информацию из разряда той, которая помогла США победить в холодной войне.

ЦРУ завербовало Александра в Южной Америке в 1973 году. При регистрации шпиона для работы на агенство ему было присвоено кодовое имя ТРИГОН.

Тригон тайно выносил документы из посольства и доставлял их в безопасное здание, где сотрудники агентства фотографировали их. Представленные им материалы дали США уникальный взгляд на советскую политику в Латинской Америке, в том числе на планы влияния на правительства других стран.

Возвращение на Родину:

В ожидании его отзыва в Москву офицеры ЦРУ обучили Тригона оперативным ремеслам и технологиям. Он также прошел подготовку по тайнописи, использованию одноразовых шифровальных таблиц, и тайниковым техникам.

Одной из первых женщин-офицеров ЦРУ, служивших за железным занавесом, была Марти Петерсон, которая отправилась в Москву, чтобы быть купаиром Тригона. В то время КГБ недооценивал способность женщин вести разведывательные операции, поэтому Марти оставалась незамеченной почти 18 месяцев.

Значение Тригон значительно возросло после того, как он вернулся в Москву в октябре 1974 года. Он согласился продолжать шпионить на Агентство, но попросил правительство США переселить в Штаты его тогдашнюю беременную подругу. Перед тем, как отправиться в Советский Союз, Тригон запросил устройство для самоубийства на случай, если его поймают. После обсуждения на высоком уровне в Лэнгли, его кураторы ЦРУ неохотно дали ему авторучку, содержащую цианидную капсулу.

Несколькими месяцами позже, в соответствии с его инструкциями по выходу на новый контакт, в феврале 1975 года Тригон подал сигнал, называемый «признак жизни». Поскольку встречи с глазу на глаз были слишком опасными, безличные оперативные встречи, использующие сигнальные сигналы, радиосообщения, маскирующие устройства, тайники, и автомобильные сбросы - начались в октябре и планировались ежемесячно.

Почти два года они работали вместе, Марти и Тригон никогда не встречались. Они были просто шпионами, растворяющимися в ночи.

Мертвые крысы для тайников:

Москва была сложным местом для оперативной работы. Даже найти какой-нибудь путь по Москве оказывалось сложным поскольку советские карты города издавались преднамеренно не точными. Агентству требовалось проявлять фантазию при работе со своими активами, которые регулярно включали использование тайников-закладок.

Закладки представляют собой путь для сотрудников разведки оставить или получить предметы в секретном месте  для того, чтобы обменяться информацией с активом без необходимости встречаться с ним лично, напрямую. Бытовые предметы, такие как поддельные кирпичи могут быть использованы для закладок. Упакованные сообщениями или вещами, кирпичи могут быть оставлены в установленном месте, например на строительной площадке для последующего самовывоза агентом.

Одним из более удивительного устройств для закладок, иногда использовавшихся ЦРУ были дохлые крысы. Полость тела была достаточно большой, чтобы держать пачку денег или рулон пленки. Соус горячего перца держал котов в стороне от тушек после того, как “крыса” была выброшена из окна автомобиля в условленное место.

Марти использовала дамскую сумочку для сокрытия материалов и оборудования, передаваемых Тригону обменные тайники. Из-за гендерных предрассудков КГБ, сумочка, как и сама Марти, не вызвали подозрений.

Крот:

Вскоре Тригон получил должность в Департаменте по глобальным вопросам МИД, что дало ему доступ к каналам секретной входящей и исходящей информации с посольствами СССР по всему миру. Он предоставлял Агенству секретную информацию о планах и целях советской внешней политики. Его отчеты докладывались президенту и другим высокопоставленным политическим деятелям США.

Между тем в ЦРУ в качестве переводчика и контрактера работал некто Карл Кохер, натурализованный гражданин США. ЦРУ не подозревало, что он одновременно являлся сотрудником чешской разведывательной службы. Карл Кохер имел случайный доступ к информации о первых сделках Тригона с Агентством и сообщил о них своей разведке, которая в свою очередь уведомила КГБ.

Неизвестно, когда именно это произошло и когда КГБ начал изучение Тригона. Однако в начале 1977 года сотрудники ЦРУ, работавшие с ним начали замечать условные знаки, в основном заметное снижение качества фотографий, указывающие на то, что он скомпрметирован и находится под контролем КГБ.

Краснолужский мост:

28 июня 1977 года Тригон так и не появился на месте закладки тайника, так что через две недели по радио было направлено указание о новой встрече.

15 июля Марти отправилась на Краснолужский мост - железнодорожный мост у Центрального стадиона имени Ленина - чтобы установить установить закладку. Мост был через Москву-реку с пешеходной дорожкой, проходящей вдоль железнодорожных путей. Место было выбрано таким образом, тчобы Тригон получил там "закладку" от Марти и и оставил пакет, который будет извлечен позже той же ночью.

Когда ночь легла на Москву, Марти оставила закладное устройство в узком окне внутри каменной башни на Краснолужском мосту. Это была ловушка.

Группа наружного наблюдения КГБ уже ждала и схватила Марти. Они отвезли ее в Любянскую тюрьму, где ее допрашивали в течение нескольких часов и фотографировали с некоторой шпионской аттрибутикой, которая использовалась сотрудниками Агентства и Тригоном. Она была объявлена ​​персоной нон грата (нежелательным лицом) и немедленно выдворена из СССР ​​в США.

Позже Агентство узнало, что Александр Огородник покончил жизнь самоубийством за месяц до задержания Марти. Он сказал КГБ, что подпишет признание, но попросил использовать свою ручку. Марти писала в своих мемуарах "The Widow Spy" («Шпионская Вдова»), что «Открыв перьевую ручку, он как бы начать писать, потом укусил колпачок и мгновенно умер перед своими следователями КГБ. Сотрудники КГБ были так увлечены его признанием, что не подозревали, что у него есть яд ... ТРИГОН умер сам, как герой ».

Опубликовано: 20 июня 2016 г.