Yuri Andropov | AntiTerror.One

Life dedicated to the service of the Motherland

We offer our readers the memoirs of Andrei Sidorenko, the General-the major in resignation, dedicated to the head of the Soviet state and KGB Chairman Yuri Andropov.

The author had the opportunity to work together with Yuri Vladimirovich, when he was on the post of the Chairman of the KGB. The memoirs convey the spirit and atmosphere of the time, and most importantly — those concepts and ideas that possessed the minds of the senior management Committee in the epoch of its Supreme might.

In June 2014 we celebrate one hundred years since the birth of Yuri Andropov. In the history of our country, he will remain as a politician who has a sober look at the situation in the country and prepared it for the transformations that he was not destined to carry on because of severe illness and death.

The Fatal Sixties

Many former leaders of our state passed away. Many have already been forgotten, many are remembered with mocking jokes. Andropov is often remembered, remembered in different ways, often with a kind word. During the whole history of the existence of the Soviet state, there were many heads of state security agencies, but only two of them were awarded the people's memory - Felix Dzerzhinsky and Yuri Andropov. The current generations of Chekists (state security officers) as well love and preserve the memory of Yuri Andropov.

There are, however, books and voluminous articles, whose authors try to cynically and unjustly slander, slander
Yuri Andropov, to present it to the people completely different from what it was in reality. It is important to note that the content of the book and article is written by people who not only did not work with Andropov, but never saw him. All of their writings are solely the fruit of dirty fabrications and nothing more.

I have every reason to write about Andropov the truth and tell what exactly his former Chekist - foloweres of Andropov really loved so much and why the memory of the Chekists of this time honors his memory.

For four years I was destined to work in the apparatus of Yu. V. Andropov as deputy and first deputy head of the Secretariat - chief of the duty service of the KGB of the USSR.

During four years of daily and sometimes hourly communication, numerous conversations, joint studies of numerous documents on the problems of strategy and tactics of counterintelligence and intelligence, many questions of the activity of the CPSU Central Committee and the Soviet government had to get to know this person very closely, to observe many aspects of his style and content Work, listen to a lot of thoughts, views and opinions, many of which they never made public, for reasons that are known only to him.


Yuri Andropov was not a "mysterious person" - in the dirty sense in which some authors try to present him. If there was mysteriousness in it, it was conditioned solely by the nature of the activity of that state mechanism, which he headed for fifteen years. The truth, however, is that several volumes of selected speeches and works by Yuri Andropov have been published. With a careful and diligent study of even these works, you can learn a lot about it.

Yuri Andropov was appointed to the post of Chairman of the KGB in May 1967 in a very complicated historical period of activity of the state security bodies.

On the one hand, at that time the intelligence agencies of the United States and its NATO allies brought to the peak of tension and continued to increase subversive activities against the Soviet Union and the countries of the socialist community.

On the other hand, as a result of the cleansing and reductions carried out and carried out since July 1953, the numerous reforms of the structures, the overt acts of mockery of personnel not involved in any abuses and violations of the rule of law, the state security agencies were weakened, undermined so That they were unable to effectively counteract the total subversion of the enemy's special services.

By that time, state security agencies were abolished in railway and water transport, city and district departments of the KGB, and many specialized counterintelligence units in the central apparatus and in the field. All the leaders of the Committee, KGB agencies in the field and the main units, whose place was occupied by workers of Party and Komsomol bodies, who had not received any preliminary training, were completely replaced.

 

Была разрушена сложившаяся система подготовки кадров, ликвидированы учебные заведения в Ленинграде, Горьком, Свердловске, Хабаровске, Алма-Ате, Ташкенте, Тбилиси, Могилёве, Институт подготовки оперативных работников со знанием иностранных языков в Ленинграде, Институт пограничных войск в Москве. На работе осталась недостаточная численность оперативного состава, которая пополнялась выпускниками ВУЗов без специальной подготовки.

По инициативе бывшего Председателя КГБ Шелепина в 1956 году в территориальных органах КГБ была проведена переаттестация офицерского состава из специальных званий на воинские. В большинстве случаев каждый офицер был понижен в звании на одну или несколько ступеней, чем были нанесены моральные травмы тысячам достойных офицеров, многие из которых имели боевые заслуги.

В том же году были упразднены должностные оклады за воинское звание и доплата за продпаек. Непродуманные, а может быть, чьи-то злонамеренные действия привели к ситуации, когда оперативные работники особых отделов, выходившие в морские походы на боевых надводных кораблях и подводных лодках, вынуждены были оплачивать питание в кают-компаниях из своего скудного денежного содержания. Много было принято других, мягко говоря, непродуманных организационных мер.

Все вышеизложенное негативным образом сказалось на оперативно-розыскной деятельности, ей был нанесен большой ущерб, на некоторых направлениях она была ослаблена до критического состояния.

С конца 1950-х годов и до прихода в КГБ Ю. В. Андропова в органах госбезопасности витала навязанная ЦРУ США вреднейшая идея о том, что в нынешнее время научно-технического прогресса утратила свою ведущую роль агентура как в разведке, так и в контрразведке. Утверждалось, что место агентуры в сборе секретных сведений занимают технические средства, добывание информации из открытых источников и иными легальными методами.

С конца 1950-х годов и до прихода в КГБ Ю. В. Андропова в органах госбезопасности витала навязанная ЦРУ США вреднейшая идея о том, что в нынешнее время научно-технического прогресса агентура утратила свою ведущую роль.

Многие наши работники был не согласны с такими утверждениями, но кое-кем им навязывались идеи о том, что если шпионы противника и действуют, то в их поиске ведущее место должны занять информационно-поисковые (кибернетические) системы, буквально и примитивно истолковывались способности вычислительных машин к реализации творчески-логических функций.

Надо отметить, что к середине 1960-х годов эти кибернетические «заскоки» были изжиты разоблачением ряда крупных агентов ЦРУ США и других разведок. Особенно отрезвляющее воздействие на многих произвело разоблачение шпиона Пеньковского (полковник ГРУ, работал на США и Великобританию, разоблачен в 1963 году и по суду приговорен к высшей мере наказания — Ред.).

К приходу Ю. В. Андропова в КГБ уже начало складываться абсолютно верное представление о том, что главным противником, с которым органы государственной безопасности призваны вести борьбу, является Центральное разведывательное управление США. Разумеется, в сфере деятельности органов КГБ были и разведки других империалистических государств — Великобритании, ФРГ, Франции, Израиля, Японии и других. И, тем не менее, основные усилия контрразведки и разведки сосредотачивались на работе против ЦРУ США.

Как известно, ЦРУ США было создано в 1947 году как основной орган политической разведки, в функции которого входил сбор самой различной информации во всех странах и регионах мира. Прошло немного времени, и ЦРУ превращается в ту основную движущую силу, работа которой становится продолжением политики США иными средствами.

ЦРУ быстро превратилось в ту основную движущую силу, работа которой становится продолжением политики США иными средствами

С началом Холодной войны ЦРУ развернуло глобальную и тотальную подрывную деятельность против Советского Союза как основной силы, которая стояла на пути реализации политики США по установлению ими единого мирового порядка. Уже с 1945 года США и СССР стали двумя основными противоборствующими силами мира.

Как известно, с 1950 года в США действовала стратегия «сдерживания коммунизма», суть которой сводилась к воспрепятствованию его дальнейшего распространения в мире. ЦРУ в соответствии с этой стратегией развернуло подрывную работу против всех политических режимов, провозглашавших социалистический путь развития, против коммунистического и рабочего движения, одновременно нанося удар по международным позициям Советского Союза. Эта стратегия в отношении СССР действовала до начала 1960-х годов, когда была заменена новой стратегией «эрозии, разрушения социализма изнутри».

Вокруг этой стратегии появилось множество политических концепций, как, например, «тихой», «ползучей» контрреволюции, «тактики наведения мостов в социалистические страны», «мирной инфильтрации» и т. п.

На основе указанной стратегии спецслужбами США и Великобритании были разработаны и взяты на вооружение несколько крупных разведывательно-подрывных операций, среди которых особое место занимали «Программа демократического движения в СССР», «Тактика демократического движения», операция английских спецслужб «Лиотей», «Гарвардский проект» и другие.

Основная идея новой стратегии и образовавшихся вокруг нее концепций сводилась к тому, чтобы, используя развивавшиеся международные связи, во-первых, вести массированную подрывную пропаганду против социалистического общества в целях изменения политических взглядов, представлений и ориентации советских граждан. Во-вторых, что ставилось во главу угла, настойчиво вести поиск в Советском Союзе людей, которых можно было бы склонить к созданию подпольных антисоветских и оппозиционно настроенных организаций. В отношении подпольных групп ставилась задача вести работу скрытно, тайно, с использованием всех средств и методов разведывательной деятельности. ЦРУ начало активно реализовывать свою новую тактику «инфильтрации в советское общество» в целях «прямого доступа к гражданам» (тактика прямых действий).

К середине 1960-х годов в органы КГБ от их источников стала поступать первая информация о том, что ЦРУ и другие спецслужбы США перешли на приобретение так называемых агентов влияния. При этом была поставлена задача приобретать таких агентов на перспективу, к часу «Х», способных продвигаться на работу в партийные и государственные органы, во влиятельные общественные организации, а также в войска Советской Армии.

Операция "Лиотей" и "Гарвардский Проект"

Несколько слов хотелось бы отдельно сказать о двух, к сожалению, малоизвестных разведывательно-подрывных операциях долговременного характера — операций «Лиотей» и «Гарвардский проект», сыгравших, с моей точки зрения, огромную роль в развале СССР.

Операция «Лиотей» является изобретением 50-х годов прошлого века английской разведки. Она была рассчитана на продолжительное и постепенное расшатывание устоев социализма в Советском Союзе и странах социалистического содружества, на постепенное приобретение и взращивание в нашей стране своих сторонников.

Операция «Лиотей» была рассчитана на постепенное расшатывание идеологических устоев в Советском Союзе, приобретение и взращивание в нашей стране сторонников так называемого "американского образа жизни".

Эту особенность своей стратегии разработчики операции хотели подчеркнуть и самим ее кодовым наименованием. Лиотей — фамилия бывшего командующего французским экспедиционным корпусом в Алжире в середине XIX века. Из исторических фактов англичан привлек показавшийся заслуживающим внимания следующий случай. Проезжая по опаленной солнцем пустынной дороге, Лиотей приказал своим подчиненным распорядиться, чтобы вдоль дороги были посажены деревья. Когда один из адъютантов осмелился сказать генералу, что в этом нет никакого смысла, поскольку деревья вырастут только лет через пятьдесят-шестьдесят, Лиотей ответил: «Тем более надо немедленно приступить к посадке деревьев».

Вот так постепенно, медленно, методично, в продолжение многих лет английские спецслужбы и взращивали в Советском Союзе и других социалистических странах предпосылки для расцвета «бархатных» и прочих контрреволюций.

Аналогичную направленность имела и операция под кодовым наименованием «Гарвардский проект», разработанная в Мюнхене сотрудниками ряда исследовательских эмигрантских организаций тоже в начале 1950-х годов. Особенность этой операции состояла в том, во-первых, что она периодически дополнялась новыми проектами, во-вторых, если с момента ее создания она ориентировалась преимущественно на проведение пропагандистских кампаний против СССР, то с 1980-х годов стала нацеливать центры подрывной деятельности на создание в нашей стране оппозиционных социалистическому строю сил.

Последняя известная нам корректировка указанной операции была проведена в 1982 году с включением в нее трех разделов: «перестройка», «реформы», «завершение». Операция нацеливала спецслужбы США на ликвидацию в СССР социалистического строя под прикрытием «перестройки» и проведения «демократических реформ».

 

Стратеги США изготовились на серьезную и длительную по времени подрывную работу против СССР. Как видно, идея перестройки впервые появилась не в голове Горбачёва, а в проектах американских спецслужб.

Тех, у кого возникнут сомнения в том, существовал ли на самом деле указанный проект, отсылаю к статье «Хотевшие странного», опубликованной в журнале «Национальная безопасность и геополитика» за 2001 год, № 2-3, страница 37. Желающие могут поискать и записку КГБ в ЦК КПСС по этому вопросу. Думаю только, что «архивариусы» надежно укрыли ее от всеобщего обозрения.

Если с момента создания «Гарвардский проект» ориентировался на проведение пропагандистских кампаний против СССР, то с 1980-х годов нацелил центры подрывной деятельности на создание в СССР оппозиционных сил. Очевидно, что идея "Перестройки" впервые появилась не в голове Горбачёва, а в проектах американских спецслужб.

Говоря о долгосрочном характере операций идеологической диверсии спецслужб США и их союзников, следует иметь в виду, что с развалом СССР они далеко не исчерпали себя. Многие свидетельства последнего времени указывают на то, что в замыслах творцов «нового мирового порядка» по-прежнему главнейшей целью является Россия. Казалось бы, социализм повержен, чего еще надо тем силам, которые так упорно вели борьбу против него? Нужна Россия.

Надо всем нам помнить, что подрыв, ослабление, прекращение существования России как самостоятельной цивилизации всегда были и остаются вожделенной мечтой западных глобализаторов. Относительно того, как достичь этой цели, наиболее откровенно заявил еще в конце Второй мировой основатель и первый директор ЦРУ США, один из главных деятелей основной структурной организации мирового правительства — Совета по международным отношениям — злейший враг России Аллен Даллес.

В этой связи надо сказать и вот еще о чем. ЦРУ в соответствии с новой стратегией провело реорганизацию всех своих структур, на новую стратегию были переориентированы зарубежные эмигрантские антисоветские организации, которые с середины 1960-х годов активизировали подрывную работу против СССР на подпольной основе.

Особенно активно работу на подпольной основе стала вести зарубежная антисоветская организация «Народно-трудовой союз» (НТС), который до этого осуществлял преимущественно акции пропагандистско-провокационного характера. Эта организация (была создана на съезде белоэмигрантской молодежи в Белграде в 1930 году — Ред.) была взята на финансирование Центральным разведывательным управлением США, ее филиалы были укреплены людьми, которые сотрудничали с ЦРУ.

В короткое время НТС разработал и начал засылать в СССР свою программу свержения советской власти, брошюры с изложением своей так называемой «молекулярной тактики», которая была ориентирована на создание в нашей стране множества подпольных групп («молекул»).

Представляла интерес «тактика айсберга», в соответствии с которой НТС инструктировал своих сторонников малую часть своих действий совершать открыто, а основную, невидимую, вести в подполье. По установкам и под патронажем ЦРУ НТС начал засылать в нашу страну своих эмиссаров с «полной экипировкой», которая была присуща агентам разведок.

В это же время ЦРУ была реанимирована и переведена на новую тактику подрывная деятельность украинских и прибалтийских эмигрантских националистических организаций. Они проявляли особую активность в засылке в нашу страну своих эмиссаров с организационно-антисоветскими функциями.

Основным прикрытием подрывной деятельности спецслужб США против СССР стала концепция «защиты прав человека». Именно с ее помощью они стремились, по выражению одного из разведчиков США, «схватить за горло социализм», хотя и понимали, что в случае достижения своих целей «каждому будет предоставлено равное право становиться более неравным».

К этому же времени чекистам из многих достоверных фактов стало хорошо известно, что ЦРУ как разведывательная служба претерпело существенные трансформации. Доктрина ЦРУ предусматривала, что обычная разведка должна составлять 10 процентов, а 90 процентов ее средств и усилий должны направляться на тайную подрывную работу.

Бывший директор ЦРУ Аллен Даллес говорил, что разведка должна быть круглосуточно занята по всему миру, «противодействуя по всем аспектам тайной войны». Под этим он имел в виду, прежде всего, вмешательство через свои возможности во внутренние дела других стран, «независимо от того, знают или разрешают они это».

ЦРУ стало крупнейшей тайной государственной политизированной корпорацией, на которую не только монополистический капитал США, но и «мировое правительство» возложили необычные по своей сути задачи и функции подавления и устранения всех неугодных им политических режимов в любых странах мира, чем оно особенно активно и, надо сказать, совершенно бесцеремонно занимается и сегодня. Упоминавшийся Аллен Даллес не случайно приравнял разведку США по своей важности и стоимости к межконтинентальным ракетам и термоядерным бомбам.

Доктрина ЦРУ предусматривала, что обычная разведка должна составлять 10 процентов, а 90 процентов ее средств и усилий должны направляться на тайную подрывную работу.

Подчеркнем, что на ЦРУ новой стратегией были возложены разрушительные функции, именно в этом состоял и состоит весь смысл создания и существования организации, не имеющей аналогов во всей истории человеческого сообщества.

Сегодня ЦРУ стало одним из важнейших и эффективных механизмов для подчинения мира господству США, насаждения в нем «нового мирового порядка» и одновременно основным инструментом «мирового правительства».

С приходом в США к власти Рейгана (40-й президент США в 1981-1989 годах — Ред.), объявившего СССР «империей зла», ЦРУ в буквальном смысле ужесточило свои разведывательно-подрывные действия.

 

В подтверждение изложенного приведем некоторые впечатляющие факты. 23 июня 1982 года президент Рейган посетил штаб-квартиру ЦРУ. Выступил там перед узкой группой лиц с большой речью, затем подписал новый закон о ЦРУ, после чего появился перед толпой корреспондентов и сотрудников разведки, рассказал анекдот «с бородой» про то, как разведчик искал связь со своим агентом, которого, оказывается, знала вся округа.

Затем, насупившись, с большой серьезностью Рейган сказал: «Подобное никогда не повторится». В подтверждение своих слов он на глазах у публики подписал закон, предусматривающий до десяти лет тюрьмы и до 50 долларов штрафа тому, кто разгласит сведения о сотруднике или агенте разведки, даже если эта информация будет почерпнута из опубликованного источника. Была опущена еще одна завеса над ЦРУ и его подрывной работой.

У руководителей ЦРУ были основания заявить, что «разведывательное сообщество США располагает самой дорогой и самой разветвленной разведкой, имеющей возможности парировать все, что представляется угрозой для национальных интересов».

В подрывной работе ЦРУ, других спецслужб появилось и такое новое явление, как активное и широкое использование агентов влияния. Ими был взят курс на работу с лидерами крупных оппозиционных организаций, особенно в национальных республиках. Именно с их помощью в последующем в ряде союзных республик стали появляться «народные фронты», «союзы», «фонды» и т. п. оппозиционные организации. Спецслужбы начали искать прямые подходы к влиятельным в нашем обществе людям, в том числе к представителям органов власти. Органы КГБ оказались перед тотальной подрывной деятельностью против советского государства и общества.

Как видно, Ю. В. Андропов пришел в КГБ СССР в очень сложное время, и назначен он был на пост Председателя вовсе не потому, что у него сложились плохие отношения с Косыгиным (сталинский нарком, член Политбюро ЦК КПСС и глава советского правительства в 1964-1980 годах — Ред.) и что поэтому Брежнев решил убрать его из ЦК КПСС, как об этом пишут некоторые авторы. Его назначение было продиктовано необходимостью укрепления безопасности государства и общества, коренного пересмотра всей ее системы, решения качественно новых задач по противодействию спецслужбам противника.

Кадровая Политика Юрия Андропова

Придя на пост Председателя КГБ, Ю. В. Андропов очень бережно отнесся к сложившейся системе обеспечения безопасности. Он избегал сам и предостерегал всех руководителей подразделений от принятия поспешных, непродуманных мер и тем более от слома, разрушения системы. Он подчеркивал, что у Комитета и его органов на местах есть много неиспользованных резервов.

Важно, отмечал он, убедительно объяснить людям, что времена демобилизации прошли, наступил период, когда органы госбезопасности должны научиться работать по-новому. Обстоятельства требовали резкого повышения квалификации всего руководящего и оперативного состава. По его инициативе был создан ряд учебных заведений, на высокий уровень поднята научная работа, по-новому организована профессиональная учеба практических работников. Была выстроена эффективная система подбора кадров на работу в органы госбезопасности. Образно говоря, был организован «штучный отбор» пригодных для работы в системе КГБ людей.

Здесь уместно сказать, что, несмотря на более чем десятилетние потрясения, в целом в кадрах органов КГБ сохранился костяк высокопрофессиональных руководителей и оперативных работников, сохранены разработанные Ф. Э. Дзержинским чекистские традиции: преданность сотрудников своему Отечеству и народу; тесная связь органов госбезопасности с общественностью, с трудовыми коллективами, с советским народом; надежная защита советского общества от враждебных действий противника, борьба за каждого человека, оказавшегося под воздействием подрывных акций; неукоснительное соблюдение законности.

Юрий Владимирович восхищался чекистами. Он был не щедр на похвалы, но в узком кругу отмечал, что с такими людьми, как в КГБ, ему мало приходилось встречаться в других кругах. С приходом Ю. В. Андропова высокие качества кадров стали возрастать, он обогащал эти качества своими незаурядными мыслями, идеями. Люди ему поверили сразу, потому что уже знали его, многие были наслышаны об Андропове. Его первые выступления, приказы, указания, принятые под его руководством решения Коллегии, убедили людей в том, что наконец-то пришел в органы КГБ настоящий руководитель, истинный государственник — защитник Отечества.

Со свойственной ему осторожностью, Ю. В. Андропов не соглашался с бытовавшей формулировкой о том, что чекисты являются передовым вооруженным отрядом партии, говорил, что эта она давно изжила себя, осталась далеко в прошлом. Чекисты, утверждал он, являются передовым отрядом защитников Отечества, при этом подчеркивал, что они оберегают и защищают от тайных происков вражеских сил не только советское государство, но и общество, народ.

Этой формуле он придавал настолько важное, принципиальное значение, что даже на ее основе в одном из своих докладов изложил свое новое понимание безопасности. Он, в частности, утверждал, что когда мы говорим «государственная безопасность», мы тем самым, с одной стороны, сужаем объект нашей защиты, сводя его только к государству, с другой стороны, даже такое зауженное понимание безопасности мы еще больше зауживаем, сводя его к обеспечению безопасности политического режима. При таком понимании существа вопроса есть опасность вырождения органов КГБ в политический сыск.

Его мысли сводились к тому, что советское государство и общество находятся в тесном единстве, они по главным своим чертам однородны, и это надо ценить. «Мы должны дорожить своим государством, — говорил Ю. В. Андропов. — Наше государство завоевано народом, создано народом и существует для народа. Поэтому нельзя допускать его трансформации, иначе оно может стать худшим врагом народа. Вот почему безопасность государства и общества есть двуединство, которого в буржуазном государстве нет и не может быть».

«...Наше государство завоевано народом, создано народом и существует для народа. Поэтому нельзя допускать его трансформации, иначе оно может стать худшим врагом народа.».

В то же время, говорил он, между понятиями «государство» и «общество» есть и существенные различия, особенно если их рассматривать через призму необходимости обеспечения их безопасности. В вопросах обеспечения безопасности государства у нас в целом есть полная ясность. Что касается обеспечения безопасности общества, то в этом вопросе следует глубоко разобраться. Нам, говорил Юрий Владимирович, надо еще научиться этому.

По его мнению, чекистская работа в этом аспекте должна заключаться преимущественно в ограждении общества от подрывных действий спецслужб противника. Наша задача — защищать общество, его ячейки, трудовые коллективы, наших граждан от враждебных посягательств, содействовать созданию нормальных условий их жизнедеятельности.

При этом он подчеркивал, что обязанностью чекистов является борьба за каждого советского человека, в отношении которого замышляются или проводятся враждебные акции. Мы, говорил он, не должны обвинять жертвы противника, это не наш метод. Для этого он рекомендовал шире использовать как общую, так и частную профилактику. По его инициативе законодательно был установлен такой важный и эффективный институт, как официальное предостережение, применявшийся в отношении граждан, которые без устойчиво сформировавшегося умысла совершали действия, наносящие политический ущерб советскому государству.

Окончание в следующем номере.